Из досье "Обозревателя"
Духовное наследие



 
РЕПАТРИАЦИЯ
ВОЕННОПЛЕННЫХ НЕМЦЕВ ИЗ СССР
в 40-50-е годы
 
Н.БУГАЙ,
доктор исторических наук, профессор
 

По мере освобождения территории СССР Красной Армией и вступления ее на территорию стран Восточной Европы началась репатриация военнопленных и интернированных граждан СССР. 4 октября 1944 г. СНК СССР принял решение о возвращении на родину советских граждан. Соответствующим постановлением было образовано Управление Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации. Уполномоченным был назначен генерал-полковник Ф.И. Голиков.

В сводке Управления от 20 октября 1945 г. на имя заместителя наркома внутренних дел Союза ССР В. Чернышева сообщалось, что, по неполным данным, в Германии находится 6 979 470 граждан из СССР, из них 4 978 735 - гражданского населения и 2 000 735 военнопленных. Уже к концу 1945 г. были репатриированы 887 995 чел., из них военнопленных - 253 829, гражданских лиц - 634 166 чел.

Изучение документов Госархива Российской Федерации (ГАРФ), в частности хранящихся в "Особой папке" в фонде Главного управления военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР, позволяет более обстоятельно восстановить и процессы, связанные с репатриацией немцев из СССР.

 
1945 год
 

20 июня 1945 г. нарком внутренних дел Союза ССР Л. Берия сообщал И. Сталину: "В соответствии с Вашими указаниями представляю проект постановления ГКО: а) о возвращении на родину из рабочих батальонов мобилизованных в Германии немцев, в отношении которых установлено их польское происхождение, в количестве 7200 человек"1.

Разумеется, в первую очередь было обращено внимание на представителей других народов, вовлеченных фашистской Германией в войну. В приказе НКВД СССР от 13 августа 1945 г. № 00955 "Об освобождении части военнопленных из лагерей НКВД и спецгоспиталей" читаем: 1. Освободить из лагерей НКВД и спецгоспиталей 708 000 военнопленных рядового и унтер-офицерского состава, из них - 419 000 чел. из лагерей бывшей фронтовой сети и 289 000 чел. из тыловых лагерей и спецгоспиталей. 2. Освобождение произвести в следующем порядке: а) полностью освободить и возвратить на родину военнопленных следующих национальностей: чехословаков (чехов, словаков, русин) - 32 600 чел. (из фронтовой сети - 9298 чел.), поляков - 19 800 (17 723), югославов (сербов, хорватов, словенцев, боснийцев) - 9500 чел.". Затем следовали в списке 19 640 итальянцев, 1800 бельгийцев, 1300 голландцев, 720 люксем-буржцев, 280 болгар, 230 датчан, 24 швейцарца, 55 норвежцев, 40 американцев, 31 швед, 20 греков, 15 англичан, 150 000 венгров, 30 000 австрийцев, 30 000 румын.

Безусловно, что самый многочисленный контингент в этом списке составляли военнопленные (больные, нетрудоспособные, инвалиды) немцы - 412 000 чел., а именно: из Северной группы войск - 142 000 чел., из Центральной группы войск - 54 000 чел., из Южной группы войск - 30 000 чел., из тыловых лагерей СССР - 111 000 чел., из группы советских войск в Германии - 75 000 чел.

В других пунктах приказа были определены ответственные лица за проведение операции, порядок проведения, устанавливались сроки (начало репатриации назначалось на 15 августа, окончание - на 15 октября 1945 г.).

При этом, что касается репатриации румын, венгров, австрийцев, то особым пунктом указывалось, что вывоз этих контингентов "произвести в первую очередь из тыловых лагерей, не обеспеченных жилым фондом, расположенных в тяжелых климатических условиях и используемых не в основных отраслях народного хозяйства"2.

 
1946 год
 

Однако надо отметить, что основные мероприятия по репатриации военнопленных и интернированных немцев все же начали осуществляться в 1946 г. Совет Министров Союза ССР (СМ СССР) 18 июня 1946 г. принял постановление № 1263-519сс "Об отправке на родину больных и нетрудоспособных военнопленных немецкой и других западных национальностей". Постановление получило разъяснение в приказе МВД СССР от 27 июня 1946 г. № 00601 за подписью министра внутренних дел Союза ССР С. Круглова. Предполагалось, что передача освобождаемых военнопленных будет осуществляться: а) немцев - через лагерь МВД СССР № 69 (Франкфурт-на-Одере); б) поляков - через лагерь МВД СССР № 284 (Брест-на-Буге); венгров, австрийцев и чехословаков через лагерь МВД СССР № 36 (Сигет); г) румын, югославов и болгар через лагерь МВД № 176 (Фокшаны)3.

На сей раз, по приблизительным данным, предстояло репатриировать 152 121 военнопленного немца, из них репатриантов из РСФСР было 93 106 чел., из Украины - 26 525 человек4.

Общее руководство репатриацией переходило к начальнику Главного управления военнопленных и интернированных МВД СССР генерал-полковнику Кривенко.

Начиная с августа 1946 г. на основании постановления СМ СССР от 27 июля 1946 г. №1653-72бсс и приказа МВД Союза ССР № 00731 эта мера распространялась и на тех военнопленных немцев, которые находились в рабочих батальонах. Предполагалось, что немцы из рабочих батальонов будут репатриированы до 15 сентября 1946 г. Контингент насчитывал 4520 чел. в РСФСР, 15 061 чел. - на Украине; 819 чел. - в Белоруссии; 105 чел. - в Казахской ССР; 200 - в Грузинской ССР; 113 - в Карело-Финской ССР; всего - 21 000 человек5.

Военнопленные были заняты на промышленных и сельскохозяйственных объектах в

Молотовской, Челябинской, Архангельской, Грозненской, Чкаловской, Ворошиловградской, Днепропетровской, Минской, Актюбинской и других областях, в Коми АССР.

23 декабря 1946 г. СМ Союза ССР, после оценки ситуации с содержанием военнопленных и интернированных немцев в тюрьмах и спецлагерях МВД СССР, принял решение о вывозе из Германии 27 500 немцев, содержавшихся там в наших спецлагерях, и отправке в Германию такого же количества военнопленных немцев из СССР. Реализация постановления проводилась начиная с конца декабря 1946 г. С этой целью для отбора интернированных, организации их отправки из Германии в СССР, а также приема поступавших из СССР контингентов, подлежащих освобождению или передаче для изоляции в тюрьмы и спецлагеря МВД на территории Германии, была командирована комиссия в Германию в составе высших офицеров - Яковца, Крупянко, Зубарева, Корнеева. Для конвоирования дислоцированного контингента в Германии в распоряжение И. Серова выделялись 500 солдат и офицеров6.

При следовании репатриантов в Германию среди них имели место смертные случаи, особенно тяжелым было состояние военнопленных, перевозимых из лагерей Свердловской области. На это было обращено внимание министра внутренних дел Союза ССР и других ведомств7.

 
1947 год
 

В марте 1947 г. началась репатриация контингента военнопленных общей численностью 6680 чел. из числа работавших на предприятиях Министерства черной металлургии Сталинской, Днепропетровской и Ворошиловградской областей. Значительное число военнопленных этой же категории сосредоточивалось на Алмазнянском металлургическом заводе, на шахтах Шахтоуправления им. Р. Люксембург, им. С.М. Кирова, Днепропетровском коксохимзаводе, трубном и металлургическом заводах, Макеевском, Константиновском металлургических заводах, в рудоуправлениях, Славянском металлургическом заводе и других.

В апреле 1947 г. этот же контингент репатриантов пополнили 23 000 чел. из числа работавших в угольной промышленности западных районов страны. СМ Союза ССР рассмотрел этот вопрос и принял по нему постановление от 14 марта 1947 г. № 1022-305сс. Репатриировались пленные из Украинской, Эстонской, Грузинской республик. Тульской, Московской и Новгородской областей.

Однако уезжали те, кто достойно трудился на производстве, освобождению не подлежали: а) военнопленные, служившие в войсках СС, СД и гестапо, а также участники зверств независимо от их физического состояния и национальности; б) интернированные и арестованные группы "Б"8.

На основании постановления СМ СССР от 16 мая 1947 г. № 1571-414сс и приказа МВД СССР от 20 мая 1947 г. № 00535 подлежали репатриации больные и нетрудоспособные военнопленные бывшей германской армии - немцы, содержавшиеся в лагерях МВД СССР, спецгоспиталях, рабочих батальонах Министерства Вооруженных Сил СССР, включая и офицеров от младшего лейтенанта до капитана, больные и нетрудоспособные интернированные немцы из рабочих батальонов министерств. Этот контингент насчитывал 113 000 чел., из них интернированных - 13 000 человек9.

На местах были созданы отборочные комиссии в составе командиров и медицинского персонала. В первую партию отправляемых были включены 4000 чел., находившихся в лагерях МВД и спецгоспиталях Московской области.

По данным МВД СССР, из 13 союзных и автономных республик, а также 68 областей СССР репатриировались из лагерей 66 066 немцев, из спецгоспиталей - 28 557 чел., из особых рабочих батальонов МВД СССР - 5377 чел., а всего ЮО 000 граждан немецкой национальности3.

Эшелоны обеспечивались необходимым запасом продовольствия, медицинским обслуживанием, запасным бельем, горячей пищей и питьевой водой. Однако имели место и случаи незаконных действий начальников эшелонов: разбазаривались продукты питания, некоторые пьянствовали, утаивали хлеб, табак10.

Реакция на информацию об этом со стороны МВД СССР была незамедлительной. В июле 1947 г. появилось распоряжение МВД СССР (№ 436), в котором указывалось на необходимость обеспечения условий содержания, питания военнопленных, усиления контроля и проверки состояния эшелонов на пограничных станциях11.

Любопытно вели себя в этой ситуации некоторые парторганизации и руководители предприятий. От секретарей производственных партийных организаций стали поступать предложения обратить особое внимание на возможность освобождения лучших производственников - военнопленных немцев. Безусловно, этой акцией предусматривалось прежде всего стимулировать производительность труда пленных. И хотя руководители предприятий понимали, что они теряют рабочую силу, тем не менее от них следовали конкретные гуманные предложения.

Вопрос был рассмотрен, и в конце мая 1947 г. МВД СССР направило на места директиву № 102 "Об индивидуальной отправке на родину лучших отличников-производственников военнопленных немцев". Предписывалось "провести в июне-сентябре 1947 г. отправку на родину лучших производственников-антифашистов из числа военнопленных немцев". При этом указывалось, что "отправка отобранных кандидатов из лагеря на родину должна производиться так, чтобы все военнопленные об этом знали". Приказ с приложением характеристик отправляемых рекомендовалось публиковать в газете Политотдела ГУПВИ МВД СССР "Нах-рихтен"12. По данным начальника ГУПВИ МВД СССР генерал-лейтенанта Т. Филиппова, на первых порах эта группа военнопленных насчитывала 1000 чел. Всего же имелось в виду репатриировать в соответствии с директивой № 102 100 тыс. человек.

Летом 1947 г. была продолжена репатриация остававшихся на территории СССР военнопленных австрийцев (20 000 чел.), румын (36 000 чел.), поляков, югославов, чехословаков и других, а также участников (военнопленных) антифашистского актива. Последний контингент насчитывал 1500 чел., и, как отмечалось в директиве МВД СССР от 13 июня 1947 г. № 119, отправка осуществлялась по особым персональным спискам13.

Одной из непростых проблем по тем временам была организация питания отъезжающих военнопленных. Страна остро нуждалась в продовольствии, в некоторых районах люди просто голодали, однако военнопленные обеспечивались по норме. По расчетам, для 15 000 военнопленных на месяц требовалось 158 000 кг муки, 9000 кг макарон, 21 400 кг мяса, 54 000 кг рыбы, 7300 кг масла растительного, 358 000 кг картофеля, 8330 кг сахара, 8500 кг жиров животных и другие продукты14.

Несмотря на проводимую репатриацию, число военнопленных, остававшихся на территории СССР, было еще значительным. В сентябре 1947 г. С. Круглов, обращаясь с письмом к зам. Председателя СМ Союза ССР В. Молотову, сообщал: "По состоянию на 1 сентября 1947 г. в лагерях МВД СССР для военнопленных, спецгоспиталях и рабочих батальонах МВС СССР содержится около 200 000 коечных больных и нетрудоспособных военнопленных бывшей немецкой армии". И далее министр писал: "Потерявшие трудоспособность военнопленные занимают благоустроенные помещения, отвлекают на себя значительные усилия по хозяйственному и медицинскому обслуживанию и вызывают большие невосполнимые расходы по питанию и вещевому довольствию". В письме также содержалась просьба разрешить "репатриировать в Германию в октябре 1947 г. - марте 1948 г. 100 000 граждан Германии..."15

Совет Министров СССР в ответ на просьбу МВД СССР принял распоряжение № 3545-1167сс, в котором записал: "Репатриацию указанных военнопленных немцев произвести в октябре 1947 г. в количестве 25 000 чел. и в период с ноября 1947 г. по март 1948 г. по 15 000 чел. ежемесячно..."16

Контингент предполагалось расселить в зоне советских оккупационных войск. Выполнение операции проводилось на основании приказа МВД СССР от 15 октября 1947 г. № 001078.

При этом из Украинской ССР в этой группе репатриировались 20 750 немцев, из Белорусской ССР - 5400, из республик Закавказья, Прибалтики, Карело-Финской, Казахской, Молдавской и Узбекской ССР - 13 100 чел., остальные - из автономных республик, областей Российской Федерации.

Военное командование, МВД СССР зачастую шли навстречу обращениям немецких граждан, в которых они просили освободить из плена своих родственников. В октябре 1947 г. 70 таких заявлений поступило в Управление по делами репатриации. Эти ходатайства были рассмотрены в 3-м Европейском отделе МИД СССР и поддержаны. В.Молотов одобрил это предложение. Все названные в списке военнопленные немцы были репатриированы17.

Пришлось решать и такую задачу, как репатриация немцев в Польшу. Этот вопрос распространялся на интернированных немцев польского гражданства. Их необходимо было передать польским властям. К этому времени с территории, отошедшей к Польше по итогам Потсдамских соглашений, были выселены в

Германию 4 000 000 немцев, поэтому кандидатуры немцев, намеченных для репатриации из СССР в Польшу, согласовывались с Польской репатриационной миссией в Москве18.

 
1948 год
 

Новый этап репатриации военнопленных и интернированных немцев связан с принятием постановления СМ СССР от 21 февраля 1948 г. № 396-152сс о репатриации ЭТО 000 немцев. В представленном плане Уполномоченного СМ СССР по делам репатриации Ф. Голикова репатриация должна была проводиться по 30-50 тыс. немцев с марта по октябрь 1948 г. Задача была сложной по своим масштабам и требовала огромных материальных расходов. Надо было организовать прием этого контингента в Германии. В Акте о проверке состояния готовности 69 лагеря военнопленных (Франкфурт-на-Одере) к приему очередной партии репатриантов в количестве 300 000 чел. за период март-октябрь 1948 г. читаем: "Состояние общежитии хорошее, емкость на б-8 тыс. человек. Пищеблоки в состоянии обеспечить вышеупомянутое количество военнопленных... Организация приема прибывших военнопленных организована правильно"19.

В лагерях в широком масштабе проводилась антифашистская и культурно-просветительная работа.

Особый интерес представляют выступления военнопленных на митингах. Так, военнопленный А. Венше, выступая на митинге, заявлял: "Работая в Москве вместе с русскими рабочими, я пережил самое хорошее отношение 1Гсебе со стороны русских..." Военнопленный Альберт Ферляндец (лагерь № 7414/2) вспоминал: "После 3-летнего пребывания в плену могу сказать, что СССР не враг немецкому народу, а друг. Советский Союз сохранил нашу жизнь и здоровье". Рудольф Мюллер (лагерь № 7445) замечал: "Отпущенные военнопленные лагеря № 7445 просят от их имени поблагодарить Советский Союз за все сделанное, медицинские офицеры содействовали всем, чтобы мы были здоровы... Ежедневно мы чувствовали правдивую дружбу советского народа..." Военнопленный Менник (лагерь № 7056) говорил, что он возвратился из плена дружелюбно настроенный к СССР и враждебно к фашизму... В Советском Союзе с ним обращались хорошо, несмотря на то, что они причинили много страданий советскому народу. "Каждый немец должен знать о Советском Союзе правду. Это поможет им быстро сблизиться и дружить, что является для Германии самым лучшим". Вилли Бисман (лагерь № 9495/и) в своей записной книжке писал: 'Тебельсовская пропаганда извращала факты о Советском Союзе, утверждая, что в плену расстреливают и подвергают мучительным пыткам, теперь мы убедились, что у советского человека нет ненависти к немцам, а есть ненависть к нацистам..."20

Осенью 1948 г. была проведена репатриация бывших руководителей Национального комитета "Свободная Германия" и "Совета немецких офицеров". В приказе МВД СССР от 3 сентября 1948 г. № 001064 значатся 26 членов этих организаций, б генералов, остальные лица низшего военного звания. Начальник ГУПВИ МВД СССР генерал-лейтенант Т. Филиппов сообщал Уполномоченному СМ СССР по делам репатриации, что вся намеченная к репатриации группа будет отправлена из Москвы 10 сентября скорым поездом. Решение было выполнено.

На конец октября 1948 г. уже были репатриированы 262 000 военнопленных и интернированных немцев из намечавшегося к отправке трехсоттысячного контингента, остальные же были или в пути следования, или готовились к отправке.

29 декабря 1948 г. генерал-полковник Ф. Голиков сообщал в СМ СССР, что постановление СМ СССР от 21 февраля 1948 г. № Зб9-152сс выполнено к 14 декабря. Фактически за этот период органами репатриации было передано немецким властям 311 690 немецких граждан, из них 301 497 военнопленных и 10 193 интернированных.

В этом же послании Ф. Голиков сообщал: "Докладываю, что за весь период репатриации с июня 1947 г. по декабрь 1948 г. отправлено в Германию 528 513 немецких граждан, из них 508 572 военнопленных и 19 941 интернированных".

 
1949 год
 

19 января 1949 г. Уполномоченный по делам репатриации Голубев просил зам. министра иностранных дел Союза ССР А.Я. Вышинского "поручить МВД Союза ССР совместно с органами репатриации разработать проект постановления Правительства о сроках и темпах репатриации немецких военнопленных в 1949 г. и доложить его на утверждение СМ Союза ССР". Такой план был составлен на март 1949 г. Предстояло репатриировать около 22 000 немцев. План составлялся на основе принятого СМ СССР постановления от 19 февраля 1949 г. № 751-28бсс "О регистрации немецких военнопленных". В целом же до декабря 1949 г. на основе принятого постановления СМ СССР планировалось репатриировать в Германию дополнительно 373 744 чел., из них в первом квартале репатриировались 45 271 чел., во втором - 60 404 чел., в третьем - 124 697 чел. и в четвертом квартале - 143 372 человека21. Правда, в последующем контрольные цифры были несколько изменены, однако это не влекло изменений общего, запланированного на отправку в 1949 г. числа репатриантов.

Среди этого контингента подлежали репатриации и 991 военнопленных не немецкой национальности, но являвшихся подданными Германии: австрийцев - 655, чехов, словаков - 185, поляков - 61, венгров - 16, румын - 10, евреев - 2, югославов - 11, голландцев - 31, французов - 5, бельгийцев - 3, датчан - 9, болгар - 1, греков - 1, люксембуржцев - 1722. Уже в апреле 1949 г. из этой группы были репатриированы 46 человек.

Судя по всему, не все из этого контингента репатриированных изъявили желание возвращаться в Германию. Поэтому не случайно И. Серов обратился с письмом к министрам внутренних дел республик, начальникам УМВД по краям и областям (23 апреля 1949 г.) с разъяснением. "Военнопленных (австрийцев, чехов, словаков, поляков, венгров, румын и бельгийцев - Н.Б.), являющихся подданными Германии, которые репатриации в Германию не подлежат, направлять в страны, где проживают их семьи, согласно данным учетного дела, личного опроса военнопленных и переписки". От репатриации других названных национальностей (французы, голландцы, датчане, югославы, греки) предлагалось временно воздержаться23.

На май 1949 г. из намеченного к репатриации контингента (373 744 чел.) уже были перевезены в Германию 31 319 чел., в июле они пополнились еще 17 697 чел. На август 1949 г. репатриированных из этого контингента насчитывалось 121 987 человек.

В фондах ГУПВИ за 1949 г. сохранились также документы о репатриации военнопленных генералов бывшей германской армии. Их судьба была определена постановлением СМ СССР от 2 августа 1949 г. № 3308-1384сс. Как сообщалось в письме генералов И. Серова и А. Кобулова на имя С.Н. Круглова от 5 августа 1949 г., репатриация генералов проводилась группами ежемесячно с августа по декабрь 1949 г., приведены также пофамильные списки на 49 немецких генералов (2 из них умерли в лагерях). В середине августа 17 генералов уже отбыли в Германию24.

6 августа 1949 г. СМ СССР было принято и отдельное постановление № 3387-1415сс, касавшееся репатриации в 1949 г. интернированных немцев и лиц других национальностей. На основании постановления в лагеря органов репатриации передавались из рабочих батальонов 37 986 интернированных немцев и лиц других национальностей, а именно: 7522 германских гражданина, 2894 немцев - югославских граждан, 100 немцев - чехословацких граждан, 20 283 румынских граждан, 4333 - венгерских, 56 - австрийских, 2798 - польских граждан. В числе польских граждан, направляемых в лагерь МВД № 284 в Бресте, 2253 были немцы, уроженцы и жители Силезии (силезские горняки)25.

В декабре 1949 г. планировалось закончить репатриацию всех военнопленных германской, японской и других армий, а также интернированных, мобилизованных для работы в СССР. В связи с этим в конце ноября зам. министра внутренних дел Союза ССР И. Серов дал указание на мeстa не позже 12 декабря 1949 г. "тщательно проверить, не осталось ли на территории республик, краев и областей отдельных военнопленных и интернированных, не охваченных учетом по различным причинам".

 
1950-1952 годы
 

Заключительный этап репатриации определяется постановлением СМ СССР от 17 марта 1950 г. № 1108-39бсс "О немецких военнопленных" и приказом МВД Союза ССР от 22 марта 1950 г. № 00201. На основании этих нормативных актов освобождались в марте-мае 1950 г. многие категории пленных осужденных, на протяжении 1943-1949 гг. за бандитизм, преступления против жизни и здоровья, хищение и кражи, симуляцию, членовредительство, нарушение режима в лагерях и другие бытовые и воинские преступления; осужденные в 1949 г. по формальным признакам за принадлежность к рядовому и унтер-офицерскому составу СС и СА, полицейским и охранным частям, за мелкие грабежи на временно оккупированной территории СССР и стран народной демократии; находящиеся под следствием по обвинению в преступлениях (имелся список на 130 чел.); немецкие генералы, в отношении которых не получено компрометирующих материалов; военнопленные, бывшие члены Национального комитета "Свободная Германия" и "Союза немецких офицеров" (имелся список на 19 членов); немецкие военнопленные, временно задержанные в лагере № 69 во Франкфурте-на-Одере в качестве обслуживающего лагерного персонала; остававшиеся по той или иной причине в плену, за исключением тех, кто привлекался к уголовной ответственности по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. "О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев"; находившихся под следствием военнопленных, в том числе генералов бывшей германской армии.

Полной реализации мер по репатриации немецких военнопленных и интернированных было подчинено и принимаемое СМ СССР постановление от б марта 1951 г. № 648-343сс "Об освобождении из лагерей МВД СССР интернированных и взятых в плен на территории Польши". Для последующей передачи Правительству Польской Республики были подготовлены: 250 интернированных и взятых в плен на территории Польши польских граждан, 100 чел. репатриировались в общем порядке, 148 - к передаче по особому списку; 12 осужденным отбытие в местах заключения заменялось выдворением из СССР в Польшу через Генерального прокурора СССР и Министерство юстиции СССР; 44 человека освобождались из лагерей МВД и репатриировались в Германию, так как их семьи были переселены из Польши и проживали в Германии.

По постановлению СМ СССР от 2 апреля 1952 г. № 1616-57бсс "О репатриации из СССР бывших военнопленных и интернированных граждан Германии" и по приказу МВД Союза ССР от 7 апреля 1952 г. № 00387 из лагерей МВД СССР до 25 мая 1952 г. освобождались 653 германских гражданина, в том числе 109 чел. из числа осужденных военнопленных и интернированных граждан Германии, отбывших сроки наказания по приговорам советских судов, 544 чел. из числа бывших военнопленных и интернированных граждан Германии, репатриация которых была задержана по причине болезни, из-за необходимости уточнения гражданства и ввиду нахождения под следствием по делам, которые за недоказанностью состава преступления были прекращены.

Освобождались из лагерей МВД СССР до 15 мая 1952 г. и передавались польским властям 10 бывших военнопленных и интернированных германских граждан, семьи которых проживали в Польше. Репатриировались немцы, остававшиеся в Киевском лагере, в Брестском лаготделении. Отправлялись в Германию 36 осужденных военнопленных и интернированных граждан, срок наказания которых истекал в период с 1 июня по 31 декабря 1952 г.; по мере истечения срока наказания отправлялись бывшие военнопленные и интернированные граждане Германии из лагерей Сталинградской обл., срок наказания которых по приговорам советских судов истекал до 1 июня 1952 г. Они передавались соответствующим властям Германской Демократической Республики.

Таким образом, СССР было выполнено одно из непреложных условий ведения войны. После ее окончания и достижения полной победы над врагом нашел воплощение в жизнь гуманный акт: СССР репатриировал военнопленных и интернированных немцев, а также представителей тех народов, которые были втянуты обманом и посулами в эту войну.

1 ГАРФ. Ф.Р.-9401. Оп. 2. Д. 96. Л. 343-345.
2 ГАРФ. Ф.Р.-9401. Оп. 2. Д. 205. Т. 13. Л. 327-333.
3 Там же. Л. 334-337.
4 Там же. Т. 14. Л. 320-321.
5 Там же. Л. 198-203.
6 Там же. Т. 15. Л. 256.
7 ГАРФ. Ф.Р.-9401. Oп. 2. Т. 15. Л. 151-158.
8 Там же. Л. 136.
9 Там же. Л. 141-143.
10 ГАРФ. Ф.Р.-9526. Oп. 5. Д. 48, Л. 4-5.
11 ГАРФ. Ф.Р.-9401. Oп. 1. Д. 205. Т. 15. Л. 358-360.
12 Там же. Л. 408-409.
13 Там же. Л. 380.
14 ГАРФ. Ф.Р.-9526. Oп. 4. Д. 34. Л. 50-53.
15 Там же Д. 35. Л. 184.
16 Там же. Л. 185-186.
17 Там же. Л. 213.
18 Там же. Л. 234.
19 ГАРФ. Ф.Р.-9526. Оп. 4. Д. 48. Л. 64-68
20 там же. Л. 191-217
21 ГАРФ. Ф.Р.-9526. Оп. 6. Д. 57. Л. 35.
22 Там же. Л. 47.
23 ГАРФ. Ф.Р.-9401. Оп. 4. Д. 205. Т. 17. Л. 236.
24 ГАРФ. Ф.Р.-9526. Оп. 6. Д. 57. Л. 147-150.
25 Там же. Л. 186.

[ СОДЕРЖАНИЕ ]