Внешняя политика
Обозреватель - Observer


 

Россия - США
 
 

Российско-американский "саммит":
некоторые итоги


Ю.ФЕДОРОВ

 

Как правило, реальные политические итоги встреч на высшем уровне проявляются через несколько недель после их завершения. К этому времени сдаются в архив торжественные хартии, заявления и декларации, стираются из памяти протокольные речи и остается "сухой остаток" визита. Становится возможным сопоставить его с первоначальными замыслами и целями сторон.

Для Вашингтона, как представляется, главная и, не исключено, единственная цель "саммита" заключалась в том, чтобы получить согласие России на американскую схему дальнейших сокращений стратегических вооружений, ликвидирующую стратегический паритет. Устранение наземных МБР с разделяющимися головными частями, являющихся важнейшим компонентом бывшего советского потенциала сдерживания, с лихвой окупило бы все расходы США на поддержку демократических преобразований в России, укрепила бы позиции Дж.Буша в гонке за президентский пост, подтвердив в глазах и среднего американца, и элитарных кругов правильность его политики в отношении Москвы. "В соответствии с предложенным соглашением, писала, например, "Нью-Йорк тайме", - США как крупнейшая сверхдержава - и фактически мировой жандарм - получит возможность сохранять преимущество по наиболее современным наступательным вооружениям подводного базирования, в то время как русские, не имеющие возможности продолжать гонку вооружений, займут второстепенное положение".

Существенную роль для американцев в этих усилиях играет фактор времени. Вашингтонские аналитики внимательно следят за все более запутанной и сложной политической и экономической ситуацией в России. И поэтому для руководства Соединенных Штатов важно заключить настоящий договор как можно скорее. Показательно, что в "рамочной договоренности" говорится: "в конкретном плане стороны согласовали и в, ближайшее время (подчеркнуто нами - Авт.) заключат Договор", содержащий оговоренные далее положения.

Логика дипломатии, естественно, требует, чтобы согласие России с американской концепцией сокращения СНВ - крупнейший за всю историю переговоров по разоружению шаг одной стороны навстречу позициям другой - получило бы адекватный ответ Вашингтона. В связи с этим принципиальное значение приобретает вопрос - насколько удалось руководству России достичь в ходе визита своих целей. Их, судя по всему, было несколько.

Прежде всего для Б.Ельцина было очень важно укрепить свой личный авторитет в американских политических кругах. До этого визита он находился в Соединенных Штатах как бы "в тени Горбачева". Для американцев бывший Генсек КПСС с его претенциозными, хотя, как правило, малосодержательными разглагольствованиями в духе "нового политического мышления" оставался до сих пор символом "размягчения", а затем и крушения советской империи. Президент России, естественно, стремился доказать мировому общественному мнению, что именно он, а не Горбачев, окончательно сокрушил зловещую "империю зла".

По оценке наблюдателей - как российских, так и зарубежных, эта встреча на высшем уровне была реализована блестяще. Б.Ельцин был восторженно встречен американцами, в том числе и весьма искушенными политиками. Более десяти раз законодатели аплодисментами прерывали выступления Президента России в Конгрессе США, стоя устраивали ему овацию.

Однако главное, в чем нуждается нынешнее руководство России, - реальная, ощутимая моральная, политическая и, главное, экономическая поддержка извне, обеспечение притока в страну капиталовложений и современных технологий. Это и было, судя по всему, сверхзадачей визита Б.Ельцина в США. Ради этого Москва и пошла на крупнейшие уступки в военной области.

Особое, прежде всего политико-психологическое значение имеет предоставление известных 24 миллиардов долларов. Эти средства - наиболее зримый и понятный общественному мнению символ политической поддержки того курса, который проводит в жизнь команда Ельцина - Гайдара. Это отлично понимают лидеры западного мира.

"Планы помощи (речь идет о 24-х миллиардах), - заявил, например, Дж.Буш в интервью "Ньюсуик", - слишком незначительны, чтобы решить все экономические проблемы. Они предполагают значительную политическую поддержку российскому президенту... Борису Ельцину, - добавил он, - однако, придется платить за эту политическую поддержку: помощь сопряжена с жесткой экономией". Важно и то, что эти миллиарды стали серьезным инструментом политической борьбы внутри России: попытки заставить правительство изменить экономический курс до сих пор зачастую парируются тем, что иначе "нам не дадут 24-х миллиардов долларов".

Естественно встает вопрос - насколько успешным был визит Б.Ельцина в этом плане? Хорошо известно, что Конгресс США занимал весьма сдержанную позицию в связи с оказанием России экономической помощи, в том числе по поводу выделения 3 миллиардов долларов в стабилизационнный фонд рубля, и, самое главное, 12 миллиардов долларов для увеличения уставного фонда МВФ и МБРР в связи с вступлением в них государств бывшего СССР.

Мнения американских наблюдателей разделились. Одни считали, что, если бы голосование по "Законопроекту в поддержку свободы" состоялось сразу же после выступления Б.Ельцина, то он прошел бы без особых хлопот. Другие приводили в качестве аргумента слова члена палаты представителей Конгресса Н.Минэты: "Аплодисменты дарят бесплатно". Так или иначе, в начале июля, за несколько дней до встречи "большой семерки" в Мюнхене состоялось голосование в Сенате. Законопроект был одобрен 76 голосами против 20. Однако в него были внесены принципиальные поправки, связывающие предоставление помощи целым рядом условий. К ним относятся, например, требование о передаче библиотеки Шнеерсона, "прогресса в выводе российских войск" из прибалтийских стран, затрагивается проблема вывода 14-й армии из "независимого и суверенного государства Республики Молдова" и т.д. Неизвестно, какими условиями будет обставлен законопроект при его прохождении через палату представителей, которое планируется в июле или в августе.

В российской печати присутствуют различные комментарии решения американского Сената. "Независимая газета", например, считает, что Президент России "получил подарок", поскольку "у законопроекта было немало противников, однако, число их резко сократилось после выступления в Конгрессе Б.Ельцина, встреченного овациями". "Красная звезда" придерживается несколько иного мнения. "Похоже, - пишет она, - что сей документ, громко именуемый законопроектом в поддержку свободы, призван, в первую очередь, защитить политические интересы американских законодателей в год выбора".

Средства массовой информации и эксперты, анализируя визит Президента России в США, отмечают, в частности, некоторые моменты, которые снизили его эффективность, особенно, в долгосрочном плане.

Во-первых, настойчивое подчеркивание того, что Россия более не представляет угрозы для США и Запада в целом, равно как и быстрое согласие с американской схемой сокращения стратегических наступательных вооружений приводят к тому, что у политической элиты США падает интерес к оказанию помощи и, в более широком плане, к развитию событий в нашей стране. "Многие в конгрессе как бы задаются вопросом: зачем выделять средства на помощь стране, которой мы более не опасаемся?", - пишет "Нью-Йорк тайме".

Во-вторых, принятие американских условий по вопросам разоружения открывает возможность для выдвижения в дальнейшем со стороны США новых условий, многие из которых являются для нас весьма болезненными. К последним относятся, например, требования, связанные с ускорением вывода российских войск из стран "ближнего зарубежья".

В-третьих, согласие с американской схемой сокращения СНВ в обмен на обещания экономической и политической поддержки может быть расценено в Вашингтоне как свидетельство глубокой внутренней слабости нынешней власти. Ведь хорошо известно, что американская элита с трудом воспринимает постулаты "нового политического мышления". В Вашингтоне отнюдь не популярна идея отказа от своих национальных интересов в пользу общечеловеческих ценностей. И поэтому быстрое принятие российской дипломатией позиций партнеров по переговорам, по всей видимости, воспринимается не как стремление России поскорее войти в "семью цивилизованных наций", но как попытка во что бы то ни стало заручиться поддержкой из-за рубежа в условиях нарастающего внутреннего кризиса.

Но если в США придут к такому выводу, то перспективы сколько-нибудь крупных капиталовложений окажутся еще более сомнительными, чем сегодня. Опыт показывает, что одним из их необходимых условий является убежденность инвестора в стабильности положения дел в стране - реципиенте капитала.

Наконец, российско-американский "саммит" еще раз подтвердил, что МИД Российской Федерации, рассматривает США - полностью в духе Э.Шеварднадзе - как главного партнера России. Расчет, видимо, делается на то, что хорошие отношения с Соединенными Штатами станут своего рода "локомотивом", втягивающим другие развитые страны в помощь и поддержку России. Встреча в Мюнхене показала, однако, что подобная схема не срабатывает. Члены "группы 7" не дали, например, согласия на предложения Дж.Буша о вхождении лидера России в состав этой группы. Между тем, это могло бы стать признаком того, что отношение Запада к Б.Ельцину существенно отличается от отношения к М.Горбачеву, что в Президенте России, в отличие от бывшего Президента бывшего СССР, видят сильную и перспективную фигуру. Но дело не только и не столько в этом. Проамериканская ориентация России вызывает неоднозначную реакцию в странах Западной Европы. Там, бесспорно, приветствуют сокращение российских ядерных вооружений. Но вместе с тем, отказ Москвы от роли геополитического противовеса Соединенным Штатам, пусть достаточно скромного, сужает возможности западноевропейских государств в их отнюдь не простых взаимоотношениях с Вашингтоном. 

[ СОДЕРЖАНИЕ ]     [ СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ ]